Бабушка мужа: “Что-то не устраивает? Я квартиру городскую забрать могу. Вон – внуку отдам или на правнучку перепишу.”


Приехали мы на выходные в деревню, к бабушке мужа в гости. Евдокия Арсеньевна – самая лучшая бабушка в мире. И меня, в отличии от сестры и матери мужа, она очень любит.

Евдокия Арсеньевна несколько лет назад звала нас с мужем к себе жить, но с переездом мы опоздали: свекровь, узнав о предложении матери, быстренько подсуетилась и поселила к своей матери свою старшую дочь, невзирая на протесты пожилой женщины. Мы с мужем не стали долго горевать и взяли ипотеку.

Сестру мужа, Агату, общество собственной бабушки очень напрягало и она её выжила в старый домик в деревне, стоило бабушке выйти на пенсию. Мы хотели забрать позитивную бабулю к себе, но она отказалась:

– Мне и там будет хорошо. Главное – от этих подальше. – обняв меня на прощание, бабушка отбыла на новое место жительство. А под “этими” она подразумевала свою дочь и внучку.

Мы с мужем сделали ремонт у бабушки в домике, провели ей газ. Домик был оформлен на бабушкино имя, поэтому мы не волновались, что кто-то может прийти и её выгнать. Пока я была в декрете, мы с дочкой проводили у любимой бабули всё лето напролёт. Муж поставил баньку, беседку. С помощью соседа он соорудил маленькую детскую площадку: небольшая пластиковая горка, песочника и качельки.

Бабушка всегда встречала нас разносолами – так получилось, что женщины в семье мужа рано рожали, поэтому бабуле 60 стукнет только в следующем году, поэтому она у нас ещё ого-го! Даже замуж выдать не стыдно.

В этом году дочке пошёл четвёртый год и мне пришлось выйти на работу. Дочку мы отправили в мини-ясли на дому, подруга посоветовала – у неё сын туда ходил. С бабулей мы созванивались и даже переписывались сообщениями – она у нас современная, у неё даже планшет есть.

В выходные собрались мы к бабушке, соскучились – ужас как. Загрузив половину багажника подарков, аккуратно разместив нарисованную для бабули дочкой картину, мы уселись в наше средство передвижения и уже через сорок минут мы подъехали к дому.

На участке перед домом творилось нечто: по беседке валялись пустые банки от пива, остатки мяса, миски, немытые шампуры и решётка, мангал был перевёрнут, горка была треснута, повсюду валялись окурки, а в песочнице спал, свернувшись в клубок, брат мужа Агаты. Подойдя к дверям, я услышала крик Агаты:

– Ты что, старая, где ходишь? Воды мне принеси, я сказала! Что непонятного?

Я отдала дочку мужу и ворвалась в дом, благо дверь была открыта. Агата, эта королевишна, изволила возлежать на бабушкиной кровати, приложив руку к голове. Я подбежала к ней, взяла за космы и прошипела:

– А ну-ка повтори, что ты сказала? Да как у тебя язык повернулся? Быстро извинилась и пошла вон!

Она начала вырываться, крича:

– А ты тут кто такая? Не твоё дело, как хочу, так и разговариваю.Тебя забыла спросить!

Я выволокла её из кровати и бросила на пол. Оглядевшись, я увидела что в доме ничуть не чище, чем на улице. От дальнейшего избиения Агату спасла Евдокия Арсеньевна:

– Милая, приехала, наконец-то! А эти явились вчера, я говорю – езжайте, внук с женой приедут, а они – мы тихонько во дворе посидим и уедем, упилися, вломились. Она телефон отобрала, чтобы я не позвонила вам. Орали всю ночь.

Я крепко обняла бабулю:

– Сейчас мы объясним, как надо себя в гостях вести.

– Не надо, пусть идут с миром. Прибраться бы. – вздохнула бабуля.

Прибирались Агата с мужем под надзором моего мужа. А я ещё и денег вытребовала на новую горку. Мы проводили незваных бабулиных гостей не взирая на их причитания:

– Как я за руль сяду? Перегар за версту, прав лишать.

Кстати, мужчина, что спал в песочнице, так и не проснулся – они его так погрузили на заднее сиденье и уехали. Мир в бабулином доме был восстановлен.

А вот вечером Агата вновь явилась, да не одна, а в компании маменьки.

– Какого … ты командуешь тут? – накинулась на меня свекровь.

– – А ну-ка цыц! Сама-то лучше что ли? Говорила тебе – пороть Агатку надо! Это – мой дом, и мне решать – кто тут командует, а кто нет. А что-то не устраивает, я и квартиру городскую забрать могу. Вон – внуку отдам, или на правнучку перепишу. Оставьте меня в покое! Я вас не звала! – рассвирепела Евдокия Арсеньевна.

Свекровь, не ожидавшая от мамы такого отпора, ретировалась с Агатой на пару. Надеюсь, не скоро они вновь соберутся проведать бабулю.

Не перестаю удивляться: как у такой чудесной женщины могли появиться настолько противные потомки женского пола?


Оставить комментарий