“На, забирай. Твоими стараниями она родилась, вот и воспитывай сама”


Год назад.

– Тётя Ида, здравствуйте. А Вы какими судьбами? – я удивлённо ставилась на родственницу, стоявшую за моими дверями в воскресенье в семь утра.

– А тебе что, мама не звонила? Мы с ней договорились, что мы с Вероничкой у тебя поживём. Нагуляла она у меня, вот, приехали от плода избавляться. А то нас в деревне, сама понимаешь – разнесут всё по всем. А как её потом такую замуж выдать? – приговаривала двоюродная тётка, проходя в квартиру и затаскивая за собой девушку лет 18. – Вот, знакомься: Вероничка моя. Ууу, гулёна! – тётка отвесила девушке

– Ну, разувайся! Что встала! – крикнула тётя Ида на девушку.

Та, от окрика матери, вжала голову в плечи и принялась расшнуровывать ботинки. Пока гостьи разувались, я ушла в комнату и позвонила маме:

– Мам, что за дела?

– Ты время видела? – возмутилась родительница.

– Видела, представь себе. Ты какого лешего тётю Иду ко мне отправила?

– Кого? А, Иду. Она звонила на днях, в гости напрашивалась, я отвертелась. Про тебя спрашивала. Я сказала ей, что ты с парнем живёшь. Что, притащилась всё-таки?

– Мама, ты такая догадливая! Делать-то что? – я была в отчаянии.

– Ну, придумай что-нибудь, и побыстрее. А то Идка она такая – и на полгода может остаться. Удачи тебе!

– Мама! – я не успела, мамуля бросила трубку, оставив меня наедине с назойливой родственницей.

– Варечка! Я помоюсь схожу, ты за моей непутёвой присмотри, чтобы не сбежала. А то втемяшила себе в голову – рожать она будет! Любовь у них! Ты мне полотенце и шампунь дай, а то в сумку не влезло. – тётя Ида появилась на пороге комнаты.

Стоило тётке скрыться в ванной. как на меня насела её дочь:

– Выпусти меня, а? Лёшенька следом за нами ехал. Он как услыхал, что мать меня на аборт тащит, сразу пришёл руки моей просить. А она его прогнала, говорит за сына Дмитрича меня выдаст, дескать у них пять коров, а у Лешки моего только ветер в голове да рожа смазливая. Ну пожалуйста, Варя! Меня мама не слушает, обещает дурь из головы выбить. а мы действительно друг друга любим!

– Лет то тебе сколько, невеста?

– Двадцать почти, я просто выгляжу моложе. Открой, а? – Вероника смотрела на меня своими просящими коровьими глазками.

Я не смогла отказать. Если в 20 лет девушка хочет рожать, тем более собираясь замуж за отца ребёнка, то это только их дело. А тащить дочь избавляться от родного внука, чтобы потом пристроить в более выгодные руки – это низко. Вероника ушла, горячо поблагодарив меня на прощание.

Тётя Ида вышла из ванны довольная. Она оглядела квартиру, моментально набычилась и спросила:

– А моя где?

– С женихом. – я пожала плечами.

– Ах ты! Я ведь по-родственному тебя попросила! И что теперь будет! Дочь мать-одиночка! Как мы дитё-то поднимать будем? – разоралась тётя Ида.

– Но она к Лёше своему ушла! Жениться хотят. Что Вы чужому счастью мешаете? – возразила я.

– Нет никакого Лёшки! Ссильничали девку! А она упёрлась – буду рожать и всё тут! Ну спасибо тебе, удружила!

Тётя Ида собралась и ушла на поиски дочери. Вечером она пришла, забрала свои вещи, плюнула в мою сторону и ушла.

Сейчас.

Дежавю: семь утра воскресенья, звонок в дверь. Я открываю, там стоит тётя Ида с кричащим свёртком на руках.

– На, забирай! Твоими стараниями она родилась, вот и воспитывай сама!

– Тётя Ида, а Вы в своём уме? – я ошарашенно смотрела на постаревшую женщину.

Она прошла, вручила мне ребёнка, села на стульчик и расплакалась:

– Любовь неё случилась, сбежала, ребёнка бросила. Записку накабаряла “не ищи” и сбежала. А я куда с внучкой на руках? Жить мы на что будем? Всё из-за тебя! Да будь ты проклята! – тётя Ида выскочила из квартиры и убежала, оставив ребёнка мне.

Я позвонила маме и объяснила ситуацию.

– Мама, что делать? Она орёт!

– Сейчас приеду, держись там!

Мама одолжила у моего брата автолюльку и примчалась, со смесью, бутылочками и памперсами. Покормив ребёнка, мама собрала девочку:

– Поеду в деревню, поговорю с Идкой. Деньгами помогу, в первое время. А что делать? Не в детдом ведь родную кровь!

Они договорились. Не только между собой, но и с другими родственниками. Каждый месяц, кто сколько сможет, будем отправлять тёте Иде на внучку. Меня, как косвенную виновницу, обложили данью в 1000 рублей ежемесячно. Мне, если честно, и не жалко. На благое дело деньги пойдут.


Оставить комментарий