— Деньги приготовила? — спросила женщина лет 45, открывшая дверь своим ключом…


Сняли мы с моим парнем комнату у бабушки. Живём у неё уже восьмой месяц.

Холодильник у нас с ней общий, и её полки всегда были пусты. Неизменно одно – кастрюля с овсянкой на воде. Мыло – только хозяйственное, масло – только дешёвое, с запахом. Обувь в коридоре – латанная-перелатанная. Квартиры так и кричала о бедности.

В душу к нам хозяйка не лезла, всё на промыслы ходила с утра до вечера – банки собирала, объявления клеила. По воскресеньям у старушки был праздник – гниловатые фрукты с рынка.

Мне до слёз было жалко соседку. А когда к ней явилась гостья, я чуть рыдала от несправедливости.

– Деньги приготовила? – спросила женщина лет 45, открывшая дверь своим ключом.

– Да, дочка. Вот, возьми. – засуетилась наша хозяйка.

– Мало. Ну ладно, сойдёт. Дочку завтра приведу, заслужила.

– А это чья одежда висит? Гости у тебя?

– Я комнату сдала, жить надо на что-то, я ведь пенсию тебе отдаю. – начала оправдываться пенсионерка.

– Ну-ка, пойду гляну, что за жильцы у тебя такие. Небось, мошенники. – женщина распахнула дверь к нам в комнату. – Ну, и кто тут у нас?

Столь бесцеремонное вламывание на честно оплаченную территорию, я восприняла в штыки:

– Женщина, дверь закройте с той стороны!

– А ты кто такая, чтобы командовать? Я – тут хозяйка! Платить теперь мне будешь, вот мой номер телефона, а вот – номер карты. – женщина прямо в обуви прошла в комнату и положила на стол 2 бумажки. – И давай без задержек, а то выселю! За аренду давно платила?

– Дочка, оставь её, пожалуйста. Я с аренды долг за свет заплатила, а то отключить грозились. А как я без света-то? – чуть не плакала моя квартирная хозяйка.

– Больше не бери аренду, пусть мне переводит. Всё, я пошла. Завтра. как и обещала, дочь приведу. И давай, не балуй мне тут!

Женщина ушла, а хозяйка села на стульчик в коридоре и расплакалась. Я подошла к бабушке. обняла её и стала успокаивать:

– Ну не плачьте, всё хорошо будет. А давайте я Вас чаем напою!

Чая у соседки я никогда не видела – она заваривала себе листики малины и смородины, гроздьями висевшие на кухне.

Старушка взяла кружку и начала рассказывать:

Одна дочку растила, муж-то мой без вести пропал – вышел из дому и не вернулся. Душу вложила, последнее отдавала. Балованной выросла, женихов всё перебирала, морду воротила. Только в 35 нашла мужа себе, да внучку мне родила. Только муж у неё – скуп и жаден, и капли воды в дождь не допросишься. Вот и стала я им с внучкой помогать. А потом, незаметно для меня, добровольная помощь превратилась в обязательство. Пенсию забирает, не даю – внучку не вижу. Думала, комнату сдам, хоть кушать буду, ей и эти крохи подавай. Кого я вырастила? Где упустила?

Августина Павловна обливалась слезами, забыв про чай. Жалко её было до слёз.

– А теперь она меня всё переселить хочет – квартиру мою продать, да на окраину в однокомнатную выбросить. А то, глядишь, и на улице оставит. Разговоры такие начинает, пока – вроде задумывается. А как её клюнет – опять внучкой шантажировать начнёт. И продам я квартиру, как миленькая продам, лишь бы сокровище моё видеть.

Когда мой парень пришёл из института – он учится на 4 курсе на юриста, я у него поинтересовалась, что можно сделать? Как помочь старушке?

Мы обошли соседей, кто слышал крики дочери Августины Павловны о требовании денег, поговорили с ними и позвали свидетелями в суд. С самой хозяйкой мы сходили и написали заявление о определении порядка общения внучки с бабушкой. Парень посоветовал бабушке взять справки от нарколога и психиатра, для суда, а то мало ли что там дочь её говорить будет.

Дело мы выиграли – теперь Августина Павловна видится с внучкой на законных основаниях, раз в 2 недели по три часа. Пенсию у неё больше не вымогают – шантажировать нечем. Хозяйка начала кушать мясо, нормальные фрукты стали частым гостем у неё на столе. А ещё мы помогаем ей делать ремонт. Не капитальный, конечно, но кое-где подкрасить и сметить 30-летние обои мы в состоянии. В благодарность за помощь, Августина Павловна отказывается брать у нас деньги за комнату. Но мы всё равно ей их отдаём, чуть ли не силой.

Разве можно так с собственной матерью? Отбирать и без того крошечную пенсию, не волнуясь о том, чем будет питаться женщина, которая её родила и вырастила? Вопиющая неблагодарность по отношению к родительнице. Любите своих родителей! Вы есть только благодаря им!


Комментарии:

Оставить комментарий