«Если женишься на практикантке, буду хорошо учиться»


На четвертом курсе была практика, и нас распределили по школам. Мы с Наташкой попали в параллельные классы. «Доверили» нам пятиклассников, – считалось, что уж с ними практикантки смогут справиться.

Я была побойчее, а вот Наташка держалась неуверенно. Я даже переживала, как она будет одна в классе вести урок.

Для начала нам порекомендовали посмотреть, как ведет урок опытная и строгая Людмила Георгиевна – учитель русского языка как раз из того класса, в котором предстоит преподавать Наташке.

Сели мы на заднюю парту, наблюдаем за классом и учителем. Ученики, стараясь не подвести учителя, тянут руки, отвечают на вопросы. А слева от меня, тоже на задней парте, сидел мальчик – худенький, светловолосый. Соседа по парте у него не было. Он не отвлекался, но сидел с равнодушным видом. Когда учитель его спрашивал, медленно вставал и отвечал невпопад или совсем молчал.

– Садись, Петров, – два! – подчеркнуто сухо сказала в конце урока Людмила Георгиевна.

Слова учителя мальчишка воспринял без сожаления на лице, словно уже привык к низким оценкам, – Наташка смотрела на него с сочувствием. На перемене мы спросили у одноклассника, почему Паша Петров такой невеселый и не отвечает на уроках.

– А-аа, – махнул рукой одноклассник, – у него мамки нет.

– Как это нет?

– Она их бросила с отцом, – сказал пацан и тут же убежал.

После двух недель практики мы стали приходить на уроки друг к другу. В Наташкином классе я не узнала Пашу Петрова, точнее сказать, я его узнала, но вел он себя совсем по-другому. Почти весь урок тянул руку и просился отвечать. Ответы были не всегда правильные, не совсем полные, но мальчишка старался – это было заметно. А Наташка поддерживала его, всегда находила, за что похвалить ученика. Я удивилась, что тихая, неуверенная в себе Наташка может так легко найти общий язык со всем классом.

В конце практики, во время перемены, мы с Наташкой шли по коридору, по которому носилась ребятня. И вдруг навстречу нам идет Пашка и тянет за руку молодого мужчину.

– Вот она, – сказал Пашка мужчине, – это наша Наталья Ивановна.

Мы стояли растерявшись.

– Ну, папа…. – потянул Пашка мужчину за рукав.

Пашкин отец стоял, смутившись, не зная, что сказать. Одет он был просто, воротник рубашки не был разглажен, лицо не побрито.

– Здравствуйте, – сказал Пашкин отец, – спасибо вам, Наталья Ивановна, за сына; он теперь по русскому немного подтянулся, интерес к учебе появился.

Тут я, сославшись, на какие-то дела оставила их поговорить.

____________________

Прошел месяц. Мы сидели с Наташкой в студенческой столовой и допивали компот.

– А мы с Сережей встречаемся, – сказала вдруг Наташка.

– Что за Сережа?

– Отец Паши Петрова, – помнишь?

– Вот это да! И ты молчишь?!

– Сначала было непонятно, а теперь уже серьезно у нас все. Если все будет хорошо, то поженимся.

– Замуж за тридцатилетнего мужик да еще с сыном?

– Сережа очень хороший. Просто ему не повезло, – пояснила Наталья, – жена бросила их с Пашей два года назад и уехала в неизвестном направлении. Сына он один воспитывает, да вот еще мама его помогает.

– Ну и зачем тебе это надо? – попыталась я отговорить Наташку, – у тебя госэкзамены через год, тебе учиться надо. Встречайся просто так.

– Нет, – покачала головой Наташка, – я хочу, чтобы все было по-настоящему. У меня ведь родителей нет: отец давно от нас ушел, мама умерла; я с бабушкой жила. Вижу, что и Сережа тоже хочет, чтобы была настоящая семья.

– Ну, а Пашка как к тебе относится?

Наташка рассмеялась: – Пашка замечательно относится, недавно условие отцу поставил: «Буду, – говорит, – хорошо учиться, только когда женишься на нашей практикантке Наталье Ивановне».


Комментарии:

Оставить комментарий