Грустная история со счастливым концом! Рыжая девчонка лет 16-ти сидела на заборе, свесив ноги, и кормила хлебом голубей…


Рыжая девчонка лет шестнадцати сидела на заборе, свесив ноги, и кормила хлебом голубей. Курчавые волосы были небрежно связаны узлом на затылке. Растянутая, вылинявшая и на несколько размеров больше футболка была завязана узлом на животе. Джинсы были короткие и все истрепанные. Она была не то что худощавой, а какой-то угловатой, какими бывают все подростки в таком возрасте. Стряхнув последние крошки, девчонка достала из рюкзака книжку и принялась читать.

— Агата, вот проказница!!! Сколько раз говорить, не сиди на заборе!!!
Старый дворник Михалыч погрозил ей кулаком, пряча в седой бороде улыбку.
— Слезай немедленно или опять воспитательница без ужина оставит. У меня для тебя что-то есть…
Засунув в рюкзак книгу, Агата легко спрыгнула с двухметрового забора и направилась к мужчине. Походка полностью соответствовала ее пацанскому облику -размашистая и быстрая. Молча присев на скамейку, она, как птичка наклонила голову к плечу и вопросительно уставилась на Михалыча.
— Эх, Агатка, сорванец ты этакий, опять на заборе сидишь. Шапокляк будет снова орать,что ты с уроков сбежала.
Девчонка тряхнула головой,от чего узел распустился выпуская непослушные рыжие локоны и рассмеялась.
— Михалыч, ты же знаешь, у меня на нее иммунитет.
— Знаю, знаю… Но ведь опять накажет… Она бесится, что ты ее не боишься…
Дворник поставил метлу и потрепал шершавой мозолистой рукой девчушку по макушке. Глаза его светились нежностью и добротой.

— Смотри, что я тебе принес…
Мужчина достал из кармана спичечный коробок и протянул Агате.
— Это же лампирида!!! — восторженно ахнула девчонка.
— Ну как по мне обычный светлячок, — сказал Михалыч, не пряча улыбку.
Агата с радостным визгом сорвалась со скамейки и бросилась кружится.
— У меня свои светлячки!!! Спасибо!!!
Девчушка поцеловала морщинистую щеку смеющегося дворника и прижала коробочку к груди.
— Да ладно, столько криков из-за обычных жуков… У моего друга в зоомагазине их еще много.
Агата благодарно посмотрела на мужчину и, схватив рюкзак, умчалась рассматривать подарок.
Взяв метлу, Михалыч принялся мести дорожки, все еще улыбаясь. Он и сам не понимал, почему прикипел душой к этой маленькой егозе. Но было в ней что-то особенное, что-то необычное и солнечное, чего не было во всех остальных.

Апрель был теплым. Рано расцвели деревья и все вокруг благоухало, жужжало и пело. Вишни и абрикосы усыпали все дорожки розово-белыми лепестками, превращая их в снежные тропинки. Директриса детского дома Лариса Карловна, которую дети прозвали за вредность Шапокляк, совсем ничего не понимала в красоте. Поэтому Михалыч не успевал мести этот лепестковый дождь, попутно выслушивая критику и угрозы остаться без работы, потому что он лентяй. Он молча шкреб своей метлой асфальт и думал о том, как только земля носит таких людей. Но природе было наплевать — она буяла цветением, создавала новую жизнь и носила в воздухе что-то тревожно-звенящее, от чего хотелось мечтать и жить. Даже ему…

Он был стар, жил совсем один в маленькой квартирке двухэтажного дома, рядом с интернатом. Жена давно умерла. Детей у них не было — его Марьюшка болела и не могла забеременеть. Жена не смогла решиться на усыновление, а он не хотел лишний раз причинять ей боль. Так и прожили они вдвоем сорок лет душа в душу… После смерти жены, чтобы хоть как то заполнить пустоту, он пошел работать дворником в детский дом. И вот уже шесть лет подметал дорожки и пытался подарить частичку своего тепла этим обездоленным детишкам.

Агата закрыла глаза и благоговейно вдохнула воздух библиотеки. Мекка…Для нее это было святое место. Здесь она нашла для себя то, что полностью заполнило ее жизнь — неиссякаемый источник знаний.
— Привет, Рыжик, — подняла голову из-за стойки библиотекарь Людочка. — Уже проглотила все, что взяла?
Девчонка положила ей перед носом стопку книг и хмыкнула:
— А то!!! Вы что, сомневались?
Людочка улыбнулась и поправила очки.
— Нисколечки!!!У меня там для тебя много чего интересного на третьей полке, вчера выпросила в городской библиотеке на временное пользование. Эх, Агатка, если бы не ты — у меня не было бы работы. Беги, вундеркинд, я же вижу как глаза загорелись.
Агата прошла между полками, взяла со стеллажа книги и, усевшись на пол, принялась их увлеченно листать. Она действительно была вундеркиндом, не смотря на свой мальчишеский нрав. Не было такого предмета, в котором бы она не была отличницей. Учителя закрывали глаза на прогулы, потому что иногда и они не знали того, что помещалось в голове этого необычного подростка. А было там множество энциклопедий, справочников, куча художественной литературы и знание двух иностранных языков. Ей бы семью и родителей — и блистательное будущее было бы обезпечено. Но,увы…

Девчонка не знала кто ее родители. Мать отказалась от нее в роддоме и другая жизнь, кроме этой не была ей знакома. Агатой назвал ее доктор, который принимал роды и любил читать детективы. Вот так и появилась на свет рыжеволосая девчонка. Росла она не капризной, но своевольной. Рано научилась ходить и говорить, потом читать и писать. Была упрямой, за что частенько ее наказывала строгая директриса. Воспитатели любили Агату, потому что на самом деле она была доброй и отзывчивой, если ее не обижать, и часто осуждали Шапокляк за излишнюю жестокость. Девчонка же упрямо боролась и отстаивала свое мнение, чем приобрела авторитет не только среди детей, но и персонала. Вот так и прошли в борьбе за место под солнцем шестнадцать лет ее жизни…

Максим отложил книгу и, закрыв глаза, устало откинулся на спинку кресла. Скрипнула дверь… В комнату тихонько зашла мама. Прохладная ладонь нежно опустилась на разгоряченный лоб.
— Макс, — тревожно позвала она его. — Ты когда мерял последний раз температуру? Доктор запретил переутомляться.
Парень открыл глаза и, взяв мамину ладонь, прикоснулся к ней сухими губами.
— Мамочка, все хорошо, просто немного зачитался. Ты же знаешь — я все-таки хочу сдавать экзамены со всеми, мне надо многое наверстать.
Женщина вздохнула и поцеловала его в макушку.
— Пойдем пить чай и кушать. Скоро принимать таблетки.
Максим улыбнулся и тяжело поднялся на ноги.

— Пойдем…Ты скоро откормишь меня, что буду как пончик.
— Ага, тебя откормишь, — покачала головой мама и пошла на кухню ставить чайник.
Максим положил книгу на стол и посмотрел в окно. Прямо у подоконника рос огромный куст черемухи. Первые распустившиеся душистые гроздья качались, рассыпая лепестки на головы прохожих. В открытую форточку залетал такой аромат, что кружилась голова. Он распахнул окно и сорвал цветок. Крепко прижав его к лицу, он всей грудью вдыхал резкий запах, а потом сжал кулак и нахмурился. Там за окном была жизнь, совсем другая, чем у него. Максим разжал пальцы и посмотрел на цветы. Они были смяты, но все равно продолжали пахнуть… Хрупкие, как и его жизнь, за которую он уже год боролся.
Семнадцать лет, выпускной класс… Максим рос обычным парнем, в обычной семье. Учился хорошо, был спортсменом и гордостью школы. Тренеры пророчили ему большое будущее в спорте. Девчонки засматривались на этого стройного, высокого брюнета с удивительно красивыми глазами. Да уж…Особенно красив он был сейчас — тощий и облысевший.

Где-то полтора года назад Максим заметил, что начал уставать на тренировках и учебе, появились какие-то непонятные головные боли, боли в коленях. Старался не обращать на это внимание, думал, что просто много нагрузок. Но когда повысилась температура и увеличились лимфоузлы, мама забила тревогу и настояла обратиться в больницу. Диагноз прозвучал,как приговор — лейкемия. Когда первый шок прошел, семья начала бороться за его жизнь. Всеми силами… Долгие месяцы химиотерапии, постоянная тошнота, депрессия, бесконечные анализы, клиники, доктора — все это родители переживали стойко вместе с ним. Максим перестал общаться со всеми друзьями — ему не хотелось, чтобы его видели таким…Опустошенным… Только так он мог описать себя, глядя в зеркало. Пустые глаза, пустые мысли, разбитые мечты…
Борьба принесла свои результаты — болезнь отступила. Хотя доктора и не давали стопроцентной гарантии, что не будет рецидива. Все теперь зависело от организма Максима. Он старался не думать о том, что может быть. Крошечная надежда поселилась в его душе, но страх не ушел. Жить… Как же хотелось жить!!! Быть, как все — учиться, играть в футбол, целовать девчонок, любить, строить планы…
Мамин голос вывел из задумчивости и заставил вздрогуть.
— Макс, все готово, пойдем кушать.
Парень разжал ладонь и белые смятые лепестки, кружась, упали на подоконник. Он будет бороться…

Агата накрылась одеялом с головой и удобно уселась на кровати. Пересадив еще днем в банку светлячков, она проделала дырочки в крышке, чтобы они не задохнулись и спрятала их под кровать в углу. Теперь же, затащив банку под одеяло, девочка с замиранием сердца ждала, когда они начнут светиться. Их еще называют феи с крылышками, хоть и выглядят они неказисто-как тараканы, но каждый вид светится по–своему, а всего их целых 2000!!! Интересно, какие у нее? Все это любопытный мозг Агаты откопал из своих закромов и теперь она ждала, затаив дыхание, чтобы увидеть это чудо.
Сорванное резким рывком одеяло слетело на пол, напугав девчушку.

— Так и знала, что ты не спишь и нарушаешь режим!!!
Самодовольно уперев руки в бока, перед Агатой стояла директриса с фонариком и злорадно улыбалась.
— Тааак, что тут у нас…
Вырвав из рук девочки банку, Шапокляк направила на нее фонарик и передернулась от отвращения.
— Это что за букашки такие отвратительные?Ты зачем притащила их в комнату?
— Отдайте!!! Это светлячки!!! — Бросилась к директрисе Агата,но запуталась в простыне и, споткнувшись, больно ушиблась коленкой о кровать. Разбуженные шумом и фонариком, испугано таращились сонными глазами из-под одеял ее соседки по комнате.
— Ага, разбежалась… — процедила Шапокляк, пряча банку за спиной. — Быстро спать или загремишь в карцер.
Повернувшись резко на каблуках, она пошла к двери.
— Всем спать!!!! Чего рты разинули?
Агата босиком, в одной рубашке кинулась за ней вдогонку.
— Отдайте, прошу вас!!! Это подарок!!!
Она пыталась вырвать банку из рук женщины, но та перекидывала ее с руки в руку и ухмылялась. В ее глазах читалось удовольствие от того, что она делала.
— Иди в комнату!!! Я ничего тебе не отдам.
Злые слезы навернулись девочке на глаза.
— Вы злая!!! Отдайте!! Вот не зря вас Шапокляк называют!!!
Директриса остановилась и, сузив глаза, прошипела Агате в лицо:
— Шапокляк говоришь??!!!
Открыв крышку банки, она высыпала жуков на пол и принялась топтать их ногами.
— Вот тебе, вот тебе!!! Вот тебе твои тараканы!!!
Девчушка застыла от увиденного, а потом с криком бросилась к женщине и толкнула ее, что есть силы. Та отлетела в сторону и больно ударилась лбом о дверной косяк.
— Ах ты, маленькая дрянь!!! Отребье подзаборное!!!!
Схватив, как клещами, руку Агаты, директриса потянула ее, упирающуюся, в подвал. Там была специально оборудованная комната, карцер, куда сажали за непослушание воспитанников. Весь персонал знал об этом, но никто не рисковал оспаривать такие методы, боясь вылететь с работы.
— Посиди здесь, паршивка, пока ума не наберешься!!

Швырнув больно девочку на пол, Шапокляк закрыла дверь на засов и ушла.
В подвале было очень сыро и холодно. Поджав под себя босые ноги Агата обняла сбитые, саднящие коленки и расплакалась. Нет, не от боли, а от обиды, что директриса уничтожила ее подарок. Она так и не успела посмотреть как они светятся… Ее светлячки…В углу, запищав, заскреблась крыса. Монотонно капала с потолка у стены вода. Кап-кап…Кап-кап…Наплакавшись, девчушка свернулась в клубок на каменном полу, дрожа от холода. Так и найдет ее через два дня Михалыч, по подсказке соседок по комнате. Горящую от температуры и одинокую… Мрачнее тучи, неся на руках Агату в санчасть, он будет проклинать тот день, когда Шапокляк появилась на свет.

Максим сидел на скамейке под кленом, ожидая результатов анализов. Больничные запахи сводили его с ума, поэтому, оставив маму под лабораторией, он пошел ждать на улицу. День был очень теплым. Весна вовсю хозяйничала в городе. Каштаны выпустили свои свечки, на клумбах расцвели тюльпаны. Все вокруг наполнялось и дышало жизнью. Открыв учебник по биологии, парень углубился в чтение, изредка поглядывая по сторонам. Вдруг его внимание привлекла рыжеволосая девушка, кормящая у фонтана голубей. Она сидела подтянув колени к подбородку и натянув на них большой бесформенный свитер.

Рассеяно глядя перед собой, она машинально крошила хлеб и бросала его птицам. Макс заворожено уставился на нее. Казалось, само солнце запуталось в ее волосах и осталось там. Каждая прядь переливалась тягучим медом и отдавала золотом. Прямой нос, упрямый подбородок, пухлые губы и, на удивление,ни одной веснушки, на бледной коже. Ему очень захотелось увидеть какого цвета у нее глаза.
Агата сидела на бортике фонтана и кормила голубей. Не смотря на тепло, она натянула свитер на колени и теперь наружу торчали только босые ступни. Тапочки валялись на асфальте рядом. Настроения не было… В больницу она попала неделю назад, после карцера, с воспалением легких. Скоро должны выписать, но возвращаться назад не хотелось. Что-то в ней потухло вместе с растоптанными светлячками. Она устала…Тряхнув распущенными волосами, девчушка убрала со лба непослушную прядь и опустила в фонтан ладошку. Вода была такой холодной, что сводило пальцы. Вспомнился подвал…Агата поежилась и уткнулась носом в колени, спрятав руки в рукава.
— Вам холодно? У меня есть куртка, я могу одолжить.
Девушка подняла голову и увидела стоящего сбоку высокого черноволосого парня. Он был очень бледный и худой. Бейсболка не скрывала его голову с короткими, только начавшими отрастать волосами. В руках он держал ветровку и учебник по биологии.

— Нет, спасибо, мне не холодно.
Когда она взглянула на него, у Максима перехватило дыхание и в животе буд-то запорхали бабочки. У нее были удивительные глаза — ярко-голубые, с небольшими крапинками на радужке. И такие чистые, что в них хотелось броситься с головой и тонуть.
— Ты меня слышишь? Что ты уставился на меня, как-будто привидение увидел?
Парень вынырнул из своих мыслей и смущенно потупился.
— Простите, мне просто показалось, что вы замерзли.
— Тебе показалось. — Грубо отрезала Агата, а потом, взглянув на него, глотнула готовые сорваться слова.
— Извини, — сказала девушка. — Просто ты так меня рассматривал, как-будто я с Луны.
— Нет, ты не с Луны, — рассмеялся Максим, — ты — с Солнца. У тебя такой же цвет волос солнечный.
Агата удивленно посмотрела на парня, а потом и сама рассмеялась.
— Еще никто так не описывал обыкновенный рыжий цвет волос.
— Он не обыкновенный… И ты тоже… — прошептал Макс. — И еще, когда ты смеешься у тебя ямочки на щеках. Вот здесь…

Пальцы Максима нежно прикоснулись к ее щеке и между ними будто прошел разряд. Внутри щелкнуло и вспыхнула лампочка, стало светло, тепло и уютно.
Когда мама Макса вышла из больницы, он сидел рядом с рыжеволосой девушкой и смеялся, что-то увлеченно рассказывая. Она давно не видела его таким жизнерадостным. Зажав в руке анализы, женщина улыбнулась сквозь слезы и тихонько пошла домой.

Май отшумел листвой и на смену весне пришло царствовать лето. Агата поправилась и вернулась в интернат. После случая со светлячками, Шапокляк попросили уволиться, тихонько и по собственному желанию. Из карцера сделали кладовую для старых вещей. Как оказалось, Михалыч имел друга не только в зоомагазине, но и в местной мерии. А еще он подарил девчушке целую банку светлячков разных видов. Теперь по вечерам можно было не прятаться и смотреть как мерцают маленькие огоньки. И еще, Агата влюбилась. Да,да… По-настоящему и всерьез. Максим шел на поправку семимильными шагами. Врачи с удивлением наблюдали такую положительную динамику и говорили, что это чудо. Только родители знали, что это чудо зовут Агата и оно имеет удивительные голубые глаза. Он вылез со своей скорлупы и снова стал общаться с одноклассниками. И он тоже влюбился в девочку с необычайными волосами цвета Солнца. В планах был институт, учеба и желание жить. Теперь ему было ради чего…

Эпилог.

Зачем эпилог спросите вы? Мне просто захотелось, чтобы вы заглянули в одно окно, возле подоконника которого растет черемуха.
Солнечный лучик скользнул по детской кроватке и застыл на макушке у сопящего малыша. От этого рыжие кудряшки вспыхнули цветом золота и засияли. Девочка спала положив под пухлую щечку ладошки и улыбалась. Говорят, что когда ребенок во сне улыбается – значит, его щекочут ангелы. Этот улыбался всегда… А еще, если спит, сложив ладошки под щеку — то будет счастлив. Надеюсь, приметы сбудутся.
Скрипнула дверь. В комнату тихонько вошла молодая, красивая рыжеволосая женщина. Девочка сладко потянулась и открыла глаза, удивительного голубого цвета. Мама нагнулась над кроваткой, поцеловала торчащую из-под одеяла розовую пяточку и улыбнулась.
— Доброе утро, Света-Светлячок, просыпайся…

© Татьяна Коломиец


Комментарии:

Оставить комментарий