Свекровь, не верившая что её сын когда-нибудь найдёт жену, готова была мне ноги мыть и воду пить.


От подписчицы. Не могли не опубликовать. Автор – у Вас всё получится!

У всех свекрови как свекрови. А моя что? Стучит в дверь, я кричу:

– Я занята!

– Лизонька, милая, я курочку запекла, как ты любишь. – сообщает мне мать мужа так и стоя под дверями. – Пойдём, покушаешь.

Ага, пятый раз за день я пойду покушаю. Она меня что, на убой потом отправит? Раз так откармливает.

– Мария Александровна, я работаю! – если не ответить, битый чай будет стоять и канючить.

– Работай, моя хорошая, работай. Не буду мешать. Сейчас чайку налью и бутербродов сделаю. С буженинкой, твоей любимой. Сегодня в магазин сходила, специально для тебя кусочек стограммовый взяла.

– Не утруждайтесь, Мария Александровна. Я через полчаса закончу и пообедаю. – прислушалась: она ушлёпала из коридора.

Бесит. Капец как бесит.

А в первую ночь после свадьбы что учудила? Помогать мне собралась.

– Лизонька, ты сама не справишься, я помогу.

– Мама, вон отсюда! – крикнул Толик, мой муж. – Не убивай во мне то мужское, что ещё осталось! Вон!

Свекровь со слезами на глазах выскочила из нашей комнаты.

Живём мы с ней у неё дома. Свою квартиру я продала – собираю мужу на бионические протезы для ног. Стоимость двух штук порядка пяти миллионов плюс стоимость установки.

Ноги он потерял из-за матери. Подробностей мне узнать не удалось: муж отказывается рассказывать, а Мария Александровна сразу начинает рыдать и причитать:

– Это я во всём виновата, я.

С мужем мы познакомились через одну онлайн-игрушку, наш виртуальный роман продолжался пару лет. От предложения встретиться наяву мой собеседник всячески увиливал. Зато мы ночами напролёт болтали в скайпе. Встретиться нам помогла Мария Александровна. Она отправила мне в скайп их адрес и написала: приезжай пожалуйста, вопрос жизни и смерти.

Зайдя в квартиру к человеку, которого я страстно желала увидеть я увидела:

спящего пьяного молодого человека, а рядом с кроватью стояла инвалидная коляска. У него нет ног. Как пояснила мне его мать, пил он из-за принятого им решения – оставить меня в покое. Как обычно любят поступать мужчины – он всё решил за меня.

В свой город я вернулась спустя два года. И то, только для того, чтобы выставить квартиру на продажу. Родственники крутили пальцем у виска, друзья в открытую называли идиоткой. А мне было плевать на все – я твёрдо решила что у моего мужа будут ноги.

Сввекровь, не верившая что её сын когда-нибудь найдёт жену, готова была мне ноги мыть и воду пить. Своим навязчивым желанием угодить мне во всём, она меня раздражает просто неимоверно. Это слепое поклонение уже в печёнках сидит. Да – инвалид, да – передвигается в кресле. Но это не значит, что жизнь кончена. Не значит, что мой муж – не мужчина. И в первую брачную ночь мы прекрасно справились без посторонней помощи.

Муж дома копирайтит. Кстати, у него есть канал тут, на Дзене. Но название не скажу – муж не хочет давить на жалость. Я, помимо основной работы, удалённо даю уроки английского. Мои родители, поняв что мой брак – не блажь взбалмошной девчонки, готовы материально помочь моему мужу.

После того, как муж встанет на ноги, мы будем копить на квартиру, чтобы жить отдельно от Марии Александровны. Если раньше она меня не доведёт до белого каления и я её не прибью ненароком.

Вчера она в очередной раз решила сделать мне приятное – погладить блузку на работы. Не поленилась, встала в шестом часу утра и погладила. Сожгла к чёртовой матери. О том, что благими намерениями вымощена дорога сами знаете куда, она , видимо, не в курсе.

Да лучше бы она была вечно недовольно мегерой. А то смотрит на меня, как на мать Терезу. Достала, как же она меня достала. Я сплю и вижу картину: мы с мужем уходим из её дома в свою квартиру. Вот она – мечта. И мы с мужем идём к своей мечте семимильными шагами.


Комментарии:

Оставить комментарий