Немецкая глубинка, где не слышали о разрухе, нищете и бездорожье