— Бабушка, мама снова беременна. Забери меня к себе, пожалуйста!


— Бабушка, мама снова беременна. Забери меня к себе, пожалуйста! Мне учиться надо! ЕГЭ на носу.

Над просьбой внучки Александра Николаевна думала не долго:

— Собирай вещи, я за тобой приеду!

Сын Александры Николаевны женился на очень верующей женщине. Что не мешало ей вести не совсем праведный образ жизни: алкоголь — частый спутник Зои. В общем-то, верила Зоя только в одно — если ребенок был послан свыше, то этот ребенок должен быть рожден.

За 18 лет брака Зоя и Станислав нажили шестерых детей, седьмой родился бы через семь с половиной месяцев. Своего жилья пара не имела — они жили на квартире у одного из сердобольных родственников.

Старшая внучка Александры Николаевны, одиннадцатиклассница Алена — самая главная мамина помощница. Отводить-забирать из детского сада самого младшего брата, собирать в школу и делать уроки со средними братьями и сестрами, следить за чистотой одежды и наличием пищи в холодильнике — все это лежало на хрупких плечах девушки. Стиральной машины в квартире не было — сломалась, а на новую у многодетной семьи не хватало средств.

— Мама сказала, что я пойду в институт только через два года, когда ребенок родится и в ясли пойдет. Она хочет работать, а не в декрете сидеть. Поэтому «в декрет» уйду я. Бабуль, я так больше не могу. — плакала в трубку Алена.

Получается, Алена должна была вычеркнуть из своей жизни два ближайших года. Она должна была дать фору сверстникам и пойти учиться не в 18, а в 20 лет. Отстать от жизни на два года — большая плата за появление малыша в семье? Своего — несомненно. А когда подобную жертву требуют от еще пока несовершеннолетней девушки?

Александра Николаевна стала собираться сразу после звонка внучки. Она постучала в дверь к соседу и попросила ее свозить забрать внучку и вещи.

— Не просто так, Семеныч. Пожалуйста.

Мужчина, которому ситуация была кратко обрисована, отказался от денег и уже через 10 минут был во дворе.

— Я Алену с боем забирала. Зоя для себя рожала, а не для Алены. И так сделали из девочки вечную Золушку: ни каникул, ни выходных, ни праздников — только обслуживать младших братьев и сестер, которых Зоя как с конвейера выпускает. Думать надо было головой. Паспорт внучкин еле-еле отняла, Зойка его порвать хотела.Как без нее справляться будут? Да мне все равно. Раньше Аленку забрать надо было, но меня и близко к внукам не пускали. Отказалась им свою квартиру отдавать, сразу врагом стала. — рассказывает Александра Николаевна.

Сама пенсионерка большую часть своей жизни проработала учителем алгебры и геометрии. По этим дисциплинам у Алены не будет проблем с подготовкой к экзаменам. А вот репетитора по русскому языку и по химии — придется нанять.

— Внуки часто болеют. Стас на вахте по несколько месяцев, домой приезжает — токарем работает у знакомого в цеху. По вечерам в такси. Жилы на себе рвет, чтобы семью прокормить. Сама Зоя — продавец, шесть через один на работе. Никогда их дома нет. И на больничных с братьями и сестрами Алена сидела. Плевать, что выпускной класс. Плевать на ее будущее. Главное, Зоя свой долг выполняет — плодится, как кролик.

На мой вопрос — как можно сравнивать собственных внуков с кроличьим приплодом, Александра Николаевна отвечает:

— Зоя четвертым была беременна. Ни кола, ни двора. Старших бы прокормить! Попробовала с ней поговорить. Мне было сказано: не лезь не в свое дело. Да и кто я такая, чтобы что-то советовать? Всего лишь свекровь. Даже мать Зойкина про дочь и внуков не вспоминает! Невестка и там пыталась квартиру выпросить, да не вышло. Я уверена — дети рождены только для спекуляции. Они же в очереди на квартиру стоят. И каждый ребенок продвигает их в очереди. Они в программе «молодая семья» участвовать хотели. Не приняли их — с документами что-то. Семейного капитала у них нет — Зойка о своей пенсии позаботилась. Да и что я должна была делать? Со свечкой стоять, следить чтобы предохранялись?

Алена переехала к бабушке. Теперь они будут жить на одну пенсию. Но Алена и тому рада — привыкла довольствоваться малым.

— Первые пару дней внучка спала. Просто спала. Теперь все свои силы она отдает учебе не хочет такой жизни, как у матери. Решительно настроена на карьеру. Одно огорчает — мысли о семье и детях вызывают у Алены приступ тошноты. Ей всего 17, а уже хватило и грязных пеленок, и больных животов. Вчера Стас звонил. Зоя аборт сделала. Лишилась няньки — сразу голова заработала. Я не стала издеваться по поводу веры, которая позволяет одного из семи детей и не родить. Но внучку я им не отдам. Жалею, что раньше не забрала.